1978
1k
Biblio_2007
biblioteka-readers-300
center
f01a
fasad
Fasad2
fasad_0_m
fasad_2
gl_korp
headerpics_pic1_21042008152614
image_preview
lib-winter-300
lib2
lib4
library_2
new_pa1
self
splash_library
spring_web
tn_f44-a
top1b
zd00
zdan8a1
25 | 06 | 2017

Профессиональные ресурсы муниципальных библиотек России: динамика развития (2005-2010) / Высоцкая Е. К.

Самая  широкая  библиотечная  сеть в нашей стране – это сеть муниципальных библиотек, расположенных в городских округах и сельских поселениях. Именно эти библиотеки представляют собой наиболее демократичный социальный институт общества, обеспечивающий доступ населения к знаниям, информации и культуре. Роль муниципальных публичных библиотек (ПБ)  серьёзно возрастает с развитием информационного общества, т.к. они не  только  способствуют реализации права граждан на всеобщую доступность информации и знаний,  но  и смягчают диспропорции, возникающие от неравномерного развития информационной инфраструктуры имеющимися у них средствами,  в т.ч. для жителей удалённых или технологически отсталых территорий.  Кроме того, ПБ  помогают социально незащищённым слоям населения адаптироваться в нынешних весьма сложных жизненных условиях; сопровождают практически все уровни и формы образования и самообразования; ведут активную работу по сохранению и поддержанию исторической  памяти и культурных традиций каждой территории страны, способствуют воспитанию молодого поколения в духе толерантности и патриотизма.

         И вся эта многогранная деятельность осуществляется работающими в этих библиотеках людьми. Особенно в этом плане важна роль работников сельских библиотек: «Кадры публичных библиотек – один из важнейших ресурсов, благодаря которому эти библиотеки могут действовать как информационные, культурные и духовные центры, выступающие не только в качестве составляющих, но и важных организующих элементов  социокультурной среды, прежде всего в условиях районных центров и сельских поселений» (8, с. 163).  В 2010 г. сельские библиотеки (СБ) составляли почти 80% (79,2%) всех муниципальных библиотек  (МБ). Общее количество муниципальных библиотек по сравнению с 2000 годом сократилось к 2011 г. на 3582 учреждения,  в т.ч. их сеть на селе  сократилась на 2862 библиотеки. Столь значительное сокращение сети муниципальных (прежде всего –  сельских) библиотек объясняется не только убыванием населения, но и внедрением Законов  №131-ФЗ и  №83-ФЗ, которые усилили происходящие на селе деструктивные процессы.

            Чтобы подробно и полно проанализировать тенденции формирования кадров ПБ, прежде всего следует иметь данные об общем количестве библиотек и числе работавших в них  библиотекарей за все изучаемые  годы, о доле лиц с высшим и средним библиотечным образованием, их возрасте и стаже их работы, о том, сколько работников учится и в каких именно учебных заведениях – и также ряд других сведений. Иначе говоря, – необходимо проведение масштабного исследования. Однако уже более 30 лет прошло со времени окончания исследования РНБ (в те годы – ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина)  «Современное состояние кадров областных и массовых библиотек РСФСР и пути их оптимизации» (12) и 20 лет после исследования СПбГУКИ  (тогда – ЛГИК) «Библиотечная профессия сегодня и завтра» (14). В  этих исследованиях изучались проблемы состояния, тенденций формирования и рассматривались пути оптимизации кадров  библиотек системы Министерства культуры в масштабах всей России. Итоги исследований публиковались в сборниках и в различных периодических профессиональных изданиях (например, 12 и 14).

             В последующие годы подобных масштабных исследований не проводилось, однако более или менее регулярно анализ осуществлялся анализ состояния и тенденций формирования кадров    областных и муниципальных (в частности,– сельских)  библиотек РФ  (5, 6, 7, 8).  В  настоящей справке представлена картина изменений, произошедших в уровне образования, возрастном  составе и др. кадров  муниципальных (в  т.ч. сельских)  библиотек  за 2001 – 2010  годы (при частичном  сравнении с 2000 г.), рассмотрены причины и  предпринимаемые на местах меры  преодоления имеющихся кризисных явлений.  Основными источниками для  данной работы послужили справочники ГИВЦ  «Общедоступные  библиотеки РФ…» (11)  и  Корпоративная база данных «Центральные библиотеки субъектов РФ»  (9), а также материалы из профессиональных изданий.

            Анализ  статистических данных показывает, как изменился за 10 лет (2000 – 2010) состав кадров муниципальных  (в  т.ч. сельских) библиотек  по  уроню образования: 

                                                                                                                                      Таблица 1                                                               

   

2000

2003

2005

2010

Кол-во

%

Кол-во

    %

Кол-во

%

Кол-во

%

Всего

б - рей

По МБ

в целом

105977

     –

106888

    –

108231

     –

103942

    –

В т.ч.

по СБ

 

50369

     –

50225

    –

51014

     –

48281

    –

С высш.

образов.

(всего)

 

По МБ

в целом

34389

  32,4

36310

  34,0

38576      

 35,6

42462    

40,9  

В т.ч.

по СБ

  8748

  17,4

9167

  18,3

9952

 19,5

11430

23,7

Со сред.

библ.

образов.

По МБ

в целом

53072

  50,1

58507          

   54,7

58554

  54,1

52944

 50,9

В т.ч.

по СБ

29167

  57,9

33001

   65,7

33647

  66,0

31012    

 64,2  

Со сред.

небибл.

образов.

По МБ

в целом

18516

  17,5

12071

   11,3

11101

  10,3  

8536

 8,2  

В т.ч.

по СБ

12454

  24,7

8057

   16,0

6415   

  14,5 

5839

 12,1  

             Приведённые данные  показывают, что в целом по стране  количество и доля специалистов с высшим  образованием  (специальным и непрофильным) в муниципальных библиотеках, в т.ч. сельских, растёт достаточно стабильно – как в процентном отношении, так и в количественном. Однако увеличение количества и доли работников с высшим образованием  в СБ  идёт значительно медленнее,  чем в целом по ПБ,  –  т.е. этот показатель растёт за счёт городских  библиотек.  Что же касается количества и доли работников со средним библиотечным образованием, то   в  2005 – 2010  гг.  наблюдается их снижение – как  в  целом  по муниципальным, так  и  по  сельским библиотекам.  При этом  можно увидеть, что  в 2000 – 2003 гг. этот показатель значительно вырос (по МБ  в целом на 5435 (4,6%),  в т. ч. по СБ – на 3834  (7,8%); в 2003 – 2005 гг. рост количества таких работников составил всего несколько десятков человек по  МБ в целом  и  несколько сот – по СБ;  а  вот  в 2005 г.  произошло заметное снижение  этих  показателей, что можно объяснить активным внедрением Закона  №131 – ФЗ, который привёл к значительному сокращению сети прежде всего – сельских библиотек  (1), где основной контингент работающих составляют лица со средним библиотечным образованием. 

            Таким образом, анализ итоговых официальных статистических данных состава кадров МБ в 2001 – 2010 гг. свидетельствует о том, что уровень образования  работников этих библиотек растёт: увеличивается число лиц, имеющих  как  высшее  (различное),  так  и  среднее библиотечное образование. Кроме того, сократилось число лиц  со  средним  небиблиотечным  образованием:  на  9980 чел. (9,3%) по  МБ  в целом,  в т.ч. на  6715  чел. (12,6%)  по  СБ. При этом следует заметить, что большинство  из  них  составляют  работники, закончившие хотя и не библиотечные, но средние специальные учебные заведения: педагоги, экономисты (бухгалтеры), юристы, специалисты сельского хозяйства и др.; выпускники средних школ составляют среди них не более 5 – 10%.

           Однако для определения количества специалистов, имеющих профильное (библиотечное)  образование, весьма важным представляется  определение числа и  доли   работников МБ, имеющих  высшее   библиотечное  образование. Но, как уже констатировалось прежде (см., например, 8,  с. 164), в официальных статистических материалах  (11)  отсутствует графа  «В т.ч. высшее библиотечное [образование]»,  и  подобные сведения   можно получить только по отдельным территориям. Составляя таблицу по этому показателю,  одновременно можно  посмотреть, какое влияние оказывает наличие  профильного  вуза (филиала, кафедры в др. вузе и т.п.) на кадровую ситуацию в муниципальных  библиотеках региона, и  в некоторых случаях также о количестве библиотекарей, обучающихся в библиотечных вузах.

                                                                                                                            Таблица 2

            Регион

            и   вуз

Всего с высш. образ.

В т. ч. с высш. библ.

Ск-ко  чел. Учится

Кол - во

%

Кол - во

%

Библ. вуз

Др. вузы

Адыгея:   нет вуза

157

   44,0

    68

 19,0

      6

    14

Мордовия:  нет вуза 

302

   33,4

    84

   9,6

   

Удмуртия:  нет вуза

643

   45,9

  160

 19,5

   

Камчат. край:  нет  вуза

150

   48,5

    71

 47,3

       5

     10

Перм. край:   Перм. ГИИК *

 236

   22,8

   154

 14,8

      23

     27

Арханг. обл.: ф-л СПбГУКИ

 329

   32,2

   146

 13,0

   

Калуж. « - »  нет вуза

 399

   34,5

   213

 18,4

   

Кемеров. « - »:  КемГУКИ

 937

   48,4

   798

 41,1

   

Смолен.  « - »:  Смолен.  ГИИК

 387

   33,9

   214

 18,8

   

Тверская « - »:  нет вуза

 360

   23,5

   123

   8,0

Поступили в 2010 - 1

Поступили в 2010 - 14

Ульян. « - »: кафедра в ГУКе

 264

   27,2

     99

 10,2

   

Ярослав. « - »: нет вуза

 298

   34,4

     96

 10,2

   

Еврейская АО: нет вуза

 

   14,9

 

   8,7

   

* В Пермском  крае представлены  данные  не  по  МБ, а по кадрам СБ.

Как показывает таблица, только в Кемеровской области проявляется влияние КемГУКИ на состав кадров муниципальных библиотек, в других  территориях  (за исключением Камчатки – но там вообще ситуация особая)  наличие  профильного вуза на состав кадров МБ и СБ  если и влияет, то в очень небольшой степени: можно сравнить, например, Ульяновскую и Ярославскую области, или данные по Удмуртии, Архангельской и Калужской областям.  К сожалению, даже в текстовых отчётных материалах очень немногих центральных библиотек можно найти подобные сведения  и  анализ причин существующего положения. Иногда приводятся данные  по отдельным городам и районам   конкретных территорий (9). Так, например,  в ряде районов   Брянской области работники с высшим библиотечным образованием  составляют от 7% до 13% , т.е. 2 – 3 человека на всё муниципальное образование, а в Гордеевском районе таких специалистов нет вообще (9).

В некоторых отчётных материалах не приводится конкретных данных о  специалистах с высшим библиотечным образованием, но  даются сведения о  количестве (либо доле) лиц, имеющих высшее и среднее библиотечное образование. Так, в обзоре деятельности  МБ Архангельской области отмечается: «Происходит постоянное снижение количества библиотекарей со специальным образованием, В 2002 г. профильное библиотечное образование имели 71,9%  работников  МБ,  в  2008 – 50,9%;  в 2009 – 49,6%%;  в  2010 – 47,4%. В СБ ещё меньше: 41,7%. Но это – в среднем, а в некоторых районах цифра эта не превышает 30%: в Холмогорском районе – 28; в Каргопольском – 25,8%; в  Плесецком – 25%.

…Бытует мнение, что в библиотеке можно работать, не имея профильной подготовки. Необязательность   профильного образования – фактор, снижающий престиж профессии. В библиотеки приходят представители других профессий – педагоги, финансовые, медицинские и клубные работники, специалисты сельского хозяйства и др…» (9).  Об основной причине существующего положения  говорится в отчёте Башкирской НБ: «Значительное число работников  с непрофильным образованием объясняется высокой текучестью: закреплению специалистов мешает низкая зарплата. Выпускники вузов, получив в библиотеках навыки работы с современными технологиями, – уходят в другие организации на более высоко оплачиваемые должности» (9).

Снижение доли лиц  с библиотечным образованием происходит  не только по причине высокой текучести, но и потому, что взамен ушедших сюда принимаются лица с иным – небиблиотечным – образованием. Так, методист Слободской ЦБС Кировской области отмечает: «…за последние 4 года из ЦБС уволились 11 человек с библиотечным образованием, а  взамен пришли 2 человека с библиотечным образованием и 9 человек  без профильного образования» (10). О том же пишет методист Пермской краевой библиотеки: «Уволились (из СБ края) в 2008 г. 6,8% работников с высшим библиотечным образованием  и 29,5% со средним библиотечным, – а среди принятых высшее библиотечное образование имеют всего 1,4% работников, а среднее библиотечное – 9,5% работников» (10).

В обзоре Биробиджанской ОБ также отмечается: «Обновление коллективов новыми кадрами происходит главным образом за счёт выпускников гуманитарных вузов, не имеющих необходимых  профессиональных знаний и навыков, а в сёлах вообще зачастую случайными людьми» (9). Количество примеров можно множить, суть же остаётся одна: самые низкие зарплаты (относительно средних показателей по региону), низкий престиж профессии, сложности (особенно для сельских жителей) получения профильного образования и регулярного повышения квалификации приводят к высокой текучести и неадекватной замене увольняющихся специалистов       

Внедрение в жизнь Законов  №131-ФЗ  и  №83-ФЗ привели в большинстве регионов к разрушению централизованных библиотечных систем и значительному сокращению  сети  сельских  библиотек.  Чтобы как-то сохранить возможность стационарного обслуживания  жителей мелких и убывающих сельских поселений  и  сохранить рабочие места, местные власти пошли на активный перевод СБ на неполное время работы,  а сельских библиотекарей – соответственно на неполные  (0,75 – 0,5 – 0,25) ставки. Официально это называется «оптимизацией сети и штатной численности  учреждений культуры». Причинами этого являются сокращение численности сельского населения, что влечёт за собой падение показателей посещаемости и книговыдачи. Поэтому, с одной стороны, предпринимаемые меры являются «выходом из безвыходного положения», но с другой стороны, как отмечают методисты Брянской ОБ – это «…повлечёт за собой уменьшение количества предоставляемых услуг, объёмов финансирования на обновление фондов и получение периодических изданий, снижение качества библиотечного обслуживания населения».

Процесс оптимизации сети в последние годы идёт весьма активно. Так, в Калининградской области перевели на сокращённый режим работы библиотеки 8 районов; в Бурятии   «на  0,25 ставки (в 2010 г.) работали 3,7%  СБ; на 0,5 – 14,6%; на  0,75 –  5%; в 7-ми районах было сокращено от 1 до 7-ми  работников». По Архангельской области: в Холмогорском районе из 46 библиотекарей 14 работали на неполные ставки; в Каргопольском – 8 человек (25%); в Плесецком – 38%  библиотекарей  СБ;  в Онежской же библиотечной системе из 51 библиотекаря на 0,5 ставки работает 5 человек, на 0,3 – 1 , на  0,5 – 5 человек; на  0,8  ставки – 3 человека.  В  Омской области 460 работников (26,8%) переведены на неполные (от 0,5 до  0,95) ставки.

Работа на неполную ставку, как уже отмечалось, замедляет текучесть. Но  лишь в небольшой степени: ведь лица, работающие на полставки  (и  более низкие – 0,3 и 0,25) не  получают всех льгот и надбавок, которыми пользуются другие работники. И закрепляются в таких случаях на местах в основном  сотрудники старшего возраста.

В статье о динамике развития кадров МБ  в 2000 – 2003 гг. отмечалось: «Одной из очень тревожных, если не самой  тревожной, в последние годы стала проблема старения библиотечного персонала» (8, с. 171). Осуществляя анализ состояния кадров МБ за 2005 – 2010 гг., мы вынуждены констатировать то же самое. Так,  в материалах Архангельской областной библиотеки говорится: «Сохраняется дисбаланс различных поколений библиотекарей. Самой многочисленной группой являются сотрудники от 45 до55 лет. Например, в Устьянском  районе они составляют 42,3%; в Красноборском  – 57,6%; в Котласском –  62%... Самая малочисленная группа – молодёжь, причём в некоторых районах сотрудники этой возрастной категории отсутствуют совсем (например, в  Вилегодском, Приморском, Виноградовском  районах, либо присутствуют в количестве 1 – 2 человек  (Устьянский,  Красноборский,  Ленский  районы)» (9).

В обзоре Бурятской НБ констатируется: «…средний возраст по муниципальным библиотекам – 42 года; работников в возрасте свыше 55 лет в этих библиотеках 13,3% (134 человека), а молодых специалистов всего 3,1% (26 человек)» (9). Сотрудники Камчатской краевой библиотеки отмечают: «…увеличивается количество работающих пенсионеров. В 2010 г. в МБ края число таких работников составляло 38,5% – от  24% в Олюторском  районе  до  64%  в  Мильковском» (9). Заведующая  методотделом  Липецкой ОБ пишет: «Возраст специалистов увеличивается, коллективы стареют, требуется приток молодых профессионалов. И если, как свидетельствует анализ кадровой ситуации, библиотеки области готовы принимать с 2008 по 2012 гг. ежегодно по 30 молодых специалистов, то  их  в  области  просто  нет» (10).

 М.Н. Сойников  в статье, обобщающей данные исследования «Кадровый потенциал муниципальных библиотек Курской области: проблемы, перспективы развития»,  предлагает следующий вывод: «Результаты анализа состава кадров по возрасту выявили те же негативные тенденции, которые имеют место как в библиотеках нашей области, так и в целом по России… Из-за слабого притока работников в младшую возрастную группу, средний возраст коллективов библиотек возрастает ежегодно почти на полгода – год. На сегодняшний день средний возраст работников библиотек в Курской области составляет 44 года, а 15 лет назад был 35 лет. Наше  исследование показало, что в библиотеках области в основном работают специалисты в возрасте от 45 до 55 лет, их 38%. От 55 лет до 60 лет – 4%. Число молодых специалистов в возрасте от 18 до 25 лет составляет всего 5%, а от 25 до 35 лет – 13, что в два раза ниже нормы (нормальные возрастные пропорции, как известно, должны  составлять 30 –35% в каждой из трёх возрастных групп: младшей – до 30 лет, средней – 30 – 45 лет и старшей – более 45 лет). …Библиотеки теряют поколение 30-летних. Уже в ближайшие 5 – 10 лет из библиотек уйдёт, по причине достижения предельного рабочего возраста, самая многочисленная старшая возрастная группа, состоящая из наиболее квалифицированных сотрудников» (13, с.86).

Представив эту – весьма безрадостную – картину, автор материала приходит к следующему выводу: «Мы все понимаем, что без достойной оплаты труда престижность библиотечной профессии не поднять, не вернуть в неё молодёжь, не остановить явную и скрытую текучесть» (13, с. 86). И  действительно,  основной  причиной того, что библиотечные коллективы стареют, что молодёжь не только не идёт работать в библиотеки после окончания профильных вузов и ссузов, – но и не желают поступать в  подобные учебные заведения, что падает престиж профессии, – прежде всего является низкая зарплата. Так, в Кабардино-Балкарии в 2010 г. средняя зарплата библиотекарей составляла 7663 руб., а прожиточный минимум для взрослого работающего населения составлял 5034 руб.; в Бурятии средняя  зарплата по МБ составляла  6657 руб. (в Хоринском  районе – 3984 руб., в  Закаменском – 4383 руб., в  Бичурском – 4350 руб. и т. д. – до 5805 руб. в  Заиграевском районе)  при  прожиточном  минимуме по республике 6006  рублей.  В  «Обзоре  деятельности муниципальных общедоступных библиотек Курганской области»  говорится: «Проблема сохранения кадров по-прежнему  стоит  очень остро.  Малая привлекательность  библиотечного  труда определяется  недостаточной мотивацией со стороны  руководства,  отсутствием  эффективного  стимулирования  результатов  труда.  Если  среднемесячная  зарплата крупных и средних организаций  Кургана составляла (по сентябрь 2010 г.) по области 12000 руб., то по муниципальным библиотекам – 5409 руб., а по  СБ – 4342  рубля» (9).

Однако   полностью  согласиться  с  данным  утверждением  сложно,  т.к. положение с  «эффективным  стимулированием»  оплаты  труда  библиотекарей  очень  различно в  разных  территориях  страны:   низкие  зарплаты  библиотечных  работников,  приводящие  повсеместно  к  негативным  последствиям, заставляют  учредителей  предпринимать  различные  меры  для  их  реального  увеличения,  для  повышения  привлекательности  профессии  и  т.п. – в  целях  стабилизации и оптимизации  кадров  муниципальных  библиотек.  На  Форумах  публичных  библиотек,  прошедших  в  Санкт- Петербурге  (в  2007, 2009 и 2011 гг.),  были  приняты  Обращения  их  участников  к  Президенту  (на  I и II),  а  также  к  депутата  Госдумы  и к  депутатам  региональных  органов  государственной  власти (на  III).  Все  полученные  с  мест  ответы  размещены  на  сайте  РБА;  выборочно  отклики  опубликованы  в  Информбюллетенях   РБА  №57  (2)  и  №63 (3).

Среди  самых  распространённых  мер  можно  назвать  дополнительные  выплаты  за  стаж;  дополнительный  оплачиваемый  отпуск  (до  2-х недель)  и  выплату  так  называемых  «лечебных»;  льготы  по  оплате  жилья  и  доплаты  за  выслугу  лет  в  сельских  районах;  компенсационные  выплаты  при  выходе  на  пенсию  и  некоторые  другие.  В  отдельных  библиотеках  (или  библиотечных  системах)  применяются  различные  надбавки  иного  рода,  Так,  в  Омской  и  некоторых  других  областях  назначаются  дополнительные  выплаты  за  выполнение  особо  важных  и  срочных  работ,  за   выполнение  квартальных  и  годовых  планов,  к  юбилейным  датам  и  т.п.  В   Омской  ЦСМБ  и  в  Муромцевском  районе  области  молодым  специалистам выплачивается  единовременное  пособие – 20000 рублей. В  ЦСМБ  кроме  того  молодые  специалисты  получают доплату  к  основному окладу – 2000 (выпускники библиотечного  вуза)  и  1500  (выпускники  профильных  ссузов) (9).

Однако  существующие  компенсационные  выплаты (а они весьма   разнообразны)  различаются  перечнем  и  размерами  не только  в  различных  регионах,  но  и  в  разных  районах  одной  области  (края,  республики).  Подобную  картину  можно  представить  на  примере  Тверской  области:  в  «Информационном  докладе  о  деятельности  тверских  муниципальных  библиотек  в  2010  году»  (9) меры  социальной  поддержки  библиотечных  работников  представлены  очень  подробно.  В  «Докладе»  отмечается:   «Практически  все  получают  выплаты  и  стимулирующие  надбавки,  но  они  отличаются  размером  и  перечнем.  Так,  за  выслугу  лет  доплаты  везде,  а  вот  за  работу  на  ПК,  расширение  зоны  обслуживания,  увеличение  объёма  работы – только  в  11  ЦБС;  и  лишь  в  Селижаровской  – за  работу  в  ночное  время  и  в  праздничные дни.

  …В  Весьегонской  МЦБ – за  выполнение  и  перевыполнение  плановых  показателей  (до  50%  оклада);  за  высокий  уровень  организации  и  проведения  мероприятий  (до  50%);  за  применение  инновационных  технологий,  новых  программных  форм  и  методов  работы  (до  50%).  Поощрительные  выплаты  по  итогам  работы  (за  месяц,  квартал,  полугодие,  год) – в  следующих  размерах: за  выполнение  и  перевыполнение  плановых  показателей  по  численности  обслуженного  населения,  по  количеству  посещений  и  книговыдач  – до  50%;  за  отсутствие  грубых  нарушений  санитарно – гигиенического  и  противопожарного  режима  учреждений  и  благоустройства  зданий  и  прилегающих  к  ним  территорий – до  40%;  за  выполнение  и  перевыполнение  плановых  доходов  от  уставной  деятельности – до  20%;  за  качественную  подготовку  и  своевременную  сдачу  отчётности – до  40%;  за  участие  в  районных,  региональных,  межрегиональных  и  др.  конкурсах  и  мероприятиях – до  50%.

  В  ряде  систем  осуществляется  единовременная  выплата  к  профессиональному  празднику  и  к  юбилейным  датам – до  100%  оклада.  В  ЦБС  Кимрского  района  учитывались  среди  прочих  позиции:  отсутствие  жалоб  со  стороны  посетителей – 10 – 25%;  издательская  деятельность – 10 – 25%;  интенсивность  и напряжённость  труда – от  50  до  100%;  умелая  организация  и  управление  в  отделах – до  45 – 50%.

Суммы  выплат  по  библиотекам  очень  разнятся,  иногда  весьма  заметно.  Например,  в  Торжокской  ЦБС  стимулирующие  надбавки  по  итогам  за  квартал  за  качественную  подготовку  мероприятий – 3%  в  месяц,  за  звание  «Заслуженный  работник  культуры»  или  Почётную  грамоту  МК  РФ – 10%  в  месяц,  водителю – 100%  в  месяц.  Единовременная  выплата  к  профессиональному  празднику  и  к  юбилейным  датам – не  более  500  рублей  в  месяц.

Стимулирующих  надбавок  не  было  в  бологовских  библиотеках,  во  втором  полугодии  в  молоковских.  А  в  Константиновской  МЦБ  по  итогам  работы  за  год  получили  премии  все  работники,  включая  рабочих.  Помимо  стимулирующих  надбавок  от  30%  до  200%  в  Конаковском  районе  существуют  гранты  Главы  Администрации  района,  назначаемые  «бюджетникам»  по  итогам  года:  подобные  премии  получили  5  библиотекарей  МЦБ  (от  7  до  11  тысяч  рублей).  Материальное  вознаграждение  за  участие  в  различных  районных  конкурсах  выплачивается  в  Удомельской  ЦБС»  (9).

Как  видно  из  приведённых  примеров,  дополнительные  выплаты  в  разных  районах  Тверской  области  действительно  весьма  разнообразны  и  по  перечню,  и  по  размеру.  Но  все  они  влияют  в  конечном  итоге  на  общий  заработок  работника:  «Возможность  мотивировать  труд  отразилась  на  уровне  зарплаты:  средняя  зарплата  по  муниципальным  библиотекам  составляет  7034  рубля.  В  18  территориях  она  выше:  в  Удомельской  ЦБС – 9719  рублей,  в  калининских,  кувшиновских  библиотеках  и  в  библиотеках  ЗАТО  Солнечный  она  превышает  8000  рублей.

Большое  значение  в  жизни  коллективов  имеет  моральное  поощрение.  Практически  во  всех  ЦБС  работники  награждались  грамотами,  благодарностями,  дипломами.  Кроме  того,  например,  фото  З.П.  Терёшкиной  (зав.  Изоплитовской  поселковой  библиотекой  Конаковского  района)  размещено  на  районной  Доске  почёта;  Т.М.  Чернышёва  (зав.  краеведческим  отделом  МЦБ)  получила  Диплом  номинанта  «Гордость  города  Нелидово;  Н.И.  Евграфовой  (ведущему  библиотекарю  Берновской  СБ)  присуждён  переходящиё  приз  «Признание»  (9).

Тверская  область  располагает  одной  из  самых  крупных сетей  муниципальных  библиотек  (в  2010  г.  здесь  насчитывалось  849  МБ,  в    т.ч.  713  СБ,  в  которых  работали   1535  человек,  в  т.ч.  в  СБ – 713  человек).  Большая  работа,  проводимая  здесь  по  поддержке  работников  библиотек,  повышению  престижа  профессии,  стабилизации кадров  приводит  к  определённым   результатам.  Так,  составители  «Доклада…»  отмечают:  «…обнадёживает  то,  что  на  вакансии  вместо  44  уволившихся  [библиотекарей]  в  возрасте  до  35  лет  пришёл  61  человек  той  же  возрастной  категории»  (9).  Кроме  того,  Тверская  область – одна  из  немногих  территорий  страны,  где  при  увеличении  доли  лиц  с  высшим  образованием  также  вырос  процент  работников  со  средним  библиотечным  образованием – как  в  целом  по  МБ,  так  и  по  СБ  (см.  Приложение  2).

Однако  (повторяем  ещё  раз)  разнообразные  надбавки  и  доплаты,  существующие  в  различных  территориях  РФ,  не  получают  библиотекари,  работающие  на  неполных  рабочих  ставках  (от  0,5  ставки   и  ниже), – а  таких  работников  (в  основном  на  селе)  становится  всё  больше.

Таким  образом,  отмечая  некоторый  рост  уровня  образования  работников  МБ,  в  т.ч.  в  сельской  местности,  за  счёт  определённых  целенаправленных  мер,  тем  не  менее  нельзя  утверждать,  что  это – следствие  чёткой  разработанной  стратегии  формирования  кадров  самостоятельных  библиотек,  библиотечных  систем  или  библиотечных  сетей  целых  регионов.  Чаще  всего  это  результат  выполнения   конкретных  задач,  совместных  усилий  учредителей  и  руководства  библиотек  (библиотечных  систем),  стечения  благоприятных  обстоятельств.  Разработке  подобных  единых  программ  (особенно  в  масштабах  даже  отдельных  республик,  краёв  и  областей),  что  было  возможно  раньше  (см.,  например,  15),  в  настоящее  время  препятствуют  Законы  №131 – ФЗ  и  №83 – ФЗ.  Как  показала  практика,  далеко  не  все  учредители,  особенно  в  сельской  местности,  могут  и  хотят  в  полном  объёме  сохранять  учреждения  культуры  и  принимать  меры   к  активной  социальной  поддержке  их  работников:  оптимизация  сети  (в  т.ч.  библиотек)   идёт  за  счёт  сокращения  как  сетевых  единиц,  так  и  штатных  расписаний  (на  селе  это  часто  осуществляется   путём  перевода  на  0,75 – 0,5 – 0,25  ставки).

Этим  объясняются    заметная  разница  в  уровне  профессиональной  подготовки  работников  МБ;  значительный   процент  библиотекарей,   не  имеющих  специального  (библиотечного)  образования;  старение  библиотечных  коллективов;  незначительный  приток  и  постоянный  отток  квалифицированных  специалистов;  падение  престижа  профессии  и  дефицит  молодых  квалифицированных  кадров;  нежелание  молодёжи  поступать  в  профильные  ссузы  и  вузы,  готовящие  библиотечных  работников.

Как  отмечено  в  начале  настоящей  справки, – муниципальные  библиотеки представляют собой наиболее демократичный социальный институт общества, обеспечивающий доступ населения к знаниям, информации и культуре. Роль этих   библиотек серьёзно возрастает с развитием информационного общества, т.к. они способствуют реализации права граждан на всеобщую доступность информации и знаний; смягчают диспропорции, возникающие от неравномерного развития информационной инфраструктуры имеющимися у них средствами,  в т.ч. для жителей удалённых или технологически отсталых  сёл,  деревень,  аулов,  хуторов.  Но  качество  этой  многогранной  и  такой  важной  работы  непосредственно  зависит  от  широты  общего  кругозора  и  профессиональной  подготовки  работников  муниципальных  библиотек.

Кадровая  политика  должна  быть  направлена  на  оптимизацию  кадрового  потенциала  библиотек,  стабилизацию  и  развитие  библиотечных  коллективов,  Проблемы  оптимизации  профессиональных  ресурсов  библиотек  России  сложны  и   многообразны.  Для  их  решения  необходимы  совместные  усилия  руководства  самих  библиотек,  учебных  заведений,  законодательных  и  исполнительных  органов  власти  разного  уровня.

Литература

1. Библиотека  в  контексте  административных  реформ.  Опыт  реформирования:  проблемы,  поиск,  решения:  Методическое  пособие.  Вып.47. – М.– 2006. – 500 с. См.:  Гриханов  Ю.А.  Публичные  библиотеки  России  и  реформирование  бюджетной  сферы. – С.  37 – 42;  Полянов  В.П.  На  грани  выживания. – С. 80 – 84;  Высоцкая  Е.К.  Сохранить  культуру  на  селе. – С.  85 – 91;  Чуприна  Н.Т.  Новая  сетевая  модель. – С.  108 – 110.

2. Библиотеки  и  власть:  о  поддержке  и  модернизации  библиотек  в  субъектах  Российской  Федерации  //Информационный  бюллетень  РБА. – 2010. –  №57. –  С.  99 – 122.

3. Библиотеки  и  власть:  программа  развития  библиотечного  дела  и  меры  социальной  поддержки  библиотекарей  в  регионах  России  //Информационный  бюллетень  РБА. – 2012. – №63. – С.  128 – 144.

4. Высоцкая  Е. К.  Главная  задача  методистов  (вместо  Предисловия)  –  см.  №10.

5. Высоцкая  Е.К.  Кадровый  потенциал  государственных  и  муниципальных  библиотек  России  (2005 – 2010) – Режим  доступа: http://clrf.nlr.ru/analitika/65-vysotskaya-kadry-sostoyanie  

6. Высоцкая  Е.К.  Кадровый  потенциал  сельских  библиотек  России  (2001 – 2006  годы) – Режим  доступа:  http://www.rba.ru/content/activities/section/26/publ/kadr.pdf

7. Высоцкая  Е.К.  Профессионалы  стареют,  а  молодые  не  задерживаются  //Библиополе. – 2008 – №11. – С.  3 – 8.

8. Высоцкая  Е.К.  Современная  динамика  развития  кадров  муниципальных  библиотек  Российской  Федерации  // Библиотечное  дело – ХХ1  век:  Науч. – практич.  Сб. – 2006. – С.  162 – 177.

9. Корпоративная  база  данных  «Центральные  библиотеки  субъектов  Российской  Федерации» – Режим  доступа: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb

10. Непрерывное  образование  сельских  библиотекарей:  состояние,  проблемы,  опыт:  Сб.  статей.  Сост.:  Е.К.  Высоцкая,  М.А.  Ратавнина  Режим  доступа: http://www.rba.ru/content/activities/section/26/publ/sborn.pdf

11. Общедоступные  библиотеки  Российской  Федерации  в  цифрах. 2005  год. –  М. – 2006. – 171  с.;  То  же. 2000  год. – М. – 2001. – 157 с.;   То  же.  2010 год. – М. – 2011. – 183 с.

12. Профессиональные  ресурсы  областных  и  массовых  библиотек  РСФСР  и  проблемы  их  оптимизации:  Сб.  науч.  тр. – Л. – 1982. – 101  с.

13. Сойникова  М.Н.  Молодые  в  библиотечном  деле:  итоги  социологического  исследования   кадрового  потенциала  в  Курской  области  //Информационный  бюллетень  РБА. – 2009. – №53. – С.  85 – 89.

14. Соколов  А.В.  Жанны,  Пенелопы,  Клеопатры  в  библиотеке  завтрашнего  дня  /А.В.  Соколов,  Л. Н.  Афанасова  //Советское  библиотековедение. – 1992. – № ¾. – С.  53 – 70.

15. Управление  и  кадры:  материалы  Всероссийского  совещания  руководителей  федеральных  и  центральных  библиотек  субъектов  Российской  Федерации.  Москва,  27 – 30  ноября  2001. –  М. – 2002. – 405  с.

Приложения 1-2: Кадры муниципальных библиотек субъектов РФ; Кадры муниципальных библиотек на селе.