1978
1k
Biblio_2007
biblioteka-readers-300
center
f01a
fasad
Fasad2
fasad_0_m
fasad_2
gl_korp
headerpics_pic1_21042008152614
image_preview
lib-winter-300
lib2
lib4
library_2
new_pa1
self
splash_library
spring_web
tn_f44-a
top1b
zd00
zdan8a1
20 | 07 | 2017

Последствия "оптимизации"

Статья заведующей сектором НМОБ РНБ М. Б. Аврамовой "Последствия оптимизации. Шагреневая кожа российских общедоступных библиотек была опубликована в журнале "Библиотечное дело". 

"Обладая мною, ты будешь обладать всем" –  смысл  тайных  знаков на шагреневой коже широко известного романа Оноре де Бальзака можно спроецировать на сеть общедоступных библиотек. Она обеспечивает широкий доступ к информационным ресурсам и культурным ценностям, дает каждому человеку возможность для интеллектуальной и духовной самореализации. Но мы видим, как сеть неумолимо сжимается от желания властных структур «улучшить» библиотечное обслуживание и при этом сэкономить.

Печали (по-французски «chagrin» помимо сорта кожи означает еще и «печаль») общедоступных библиотек обусловлены правовыми реформами, проводимыми одна за другой в последнее десятилетие. В частности, они связаны с реализацией Федеральных Законов №131-ФЗ и № 83-ФЗ. Именно эти законодательные акты практически разрушили единство сети общедоступных государственных и муниципальных библиотек: утрачены координационные и организационно-методические связи между ними, разрушена целостность библиотечного «организма» страны. Сокращается число сетевых единиц: одни библиотеки физически исчезают с библиотечной карты страны иногда вместе с селами, другие – «сливаются», образуя из двух или нескольких самостоятельных библиотек одну, третьи – становятся структурными подразделениями иных учреждений культуры.

Сокращение народных библиотек, а именно таковыми являются муниципальные библиотеки, не частная проблема отрасли, она затрагивает общество в целом. Ущербная и неразвитая сеть не обеспечит доступность библиотечно-информационных услуг, если в расчет брать не только виртуального пользователя, а реального человека, для которого много значит само наличие и месторасположение  библиотеки.

Основные полномочия по организации библиотечного обслуживания после принятия закона  №131-ФЗ практически полностью легли на плечи органов местного самоуправления, которые в большинстве своем не имеют необходимых финансовых средств на содержание учреждений культуры. Почти в 40 субъектах РФ совокупное финансирование на библиотечное обслуживание одного жителя, включающее затраты на приобретение книг, зарплату библиотекарей, модернизацию и многое другое, – ниже средней стоимости одной книги (по данным Роспечати в2011 г. средняя отпускная цена на книгу в центральных издательствах составляла 245 рублей).

За 2009-2011 годы сеть стала меньше почти на тысячу библиотек. Значительные сокращения произошли в трех регионах: Псковской (минус 96 библиотек), Московской (69 библиотек) и Ростовской областях (54 библиотеки). В 12 регионах число библиотек уменьшилось на 20–40 сетевых единиц (большие потери в Саратовской, Ярославской, Свердловской, Кировской, Ивановской областях, Алтайском крае), в 19 регионах  – на 10–20, в 36 регионах на 1–10. В большинстве регионов маленькие сельские библиотеки если не были закрыты, то стали библиотечными пунктами, детские библиотеки – отделами центральных и межпоселенческих библиотек или ЦБС. Есть примеры того, как несколько библиотек ликвидируются и взамен их создается некая «объединенная» библиотека с функциональными отделами: универсальной литературы, детской и юношеской литературы, семейного чтения.

Сокращение сети общедоступных библиотек, по мнению специалистов региональных библиотек, обусловлено тремя причинами: сокращением бюджетных расходов на культуру, слабой материально-технической базой сельских библиотек, уменьшением населения в зонах обслуживания. Но только социально-демографическую  причину можно считать объективной.

Удалось сохранить библиотечную сеть на уровне 2009 г. только в 5 регионах: в Белгородской области, Ханты-Мансийском автономном округе и республиках Алтай, Тыва и Чеченской. Сеть стала больше на несколько единиц в Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Самарской и Томской областях, Краснодарском крае, Ненецком автономном округе, Москве и Санкт-Петербурге. Но в целом сохраняется высокая нагрузка жителей на одну библиотеку: в Самарской области почти 4 тыс. жителей, в Краснодарском крае – свыше 5 тысяч. При этом охват населения библиотечным обслуживанием здесь ниже общероссийского – 34 % (средний показатель по стране – около 40 %). Очевидно, чем больше приходится жителей на одну библиотеку, тем ниже процент охвата населения библиотечным обслуживанием. Многим регионам нужно думать не о закрытии, а об открытии библиотек. По расчетам, сделанным специалистами областных библиотек на основе социальных нормативов, в Белгороде нужно открыть не менее 5 стационарных библиотек, а в Ростовской области - 167 единиц. Есть регионы, где в населенных пунктах (свыше 500 жителей) отсутствует стационарное или внестационарное библиотечное обслуживание (Липецкая область, Красноярский край), а порой библиотеки числятся только на бумаге (Ленинградская область). Примечательный факт: в Костромской области по требованию общественности, читателей и депутатов района удалось отстоять право жителей села на библиотечное обслуживание – спустя три  года после закрытия  Коряковская сельская библиотека была вновь открыта в 2011 году.р

В условиях реформирования библиотечного дела, одна проблема наслаивается на другую. Негативное воздействие на библиотечную сеть Закона №83-ФЗ связано с переходом библиотек в новые правовые формы и обязательным обретением статуса юридического лица. У одних библиотек, в основном городских и ЦБС, эта процедура прошла благополучно, но для многих других библиотек – сельских поселений и даже межпоселенческих – она же стала препятствием непреодолимой силы. Библиотеки, не получившие статуса юридического лица, вошли в структуры районных и поселенческих администраций, сельсоветов, культурно-досуговых учреждений (далее - КДУ) и оказались в сложном организационно-правовом положении. Представляется, именно поэтому во время недавней общероссийской переписи библиотек (2009-2011 гг.) создалась ситуация, о которой на III Всероссийском Форуме публичных библиотек заместитель департамента науки, образования и информационных технологий Министерства культуры Т.Л. Манилова сказала, что некоторые «библиотеки не смогли себя идентифицировать».

Своего рода «неразбериха» образовалась в государственном статистическом учете. Все сложнее стало опираться данные госстатистики при анализе сети, электронных ресурсов, информационного обслуживания. Специалистам очевидна несопоставимость данных, особенно по сети, которая пестрит многообразием видов учреждений, осуществляющих библиотечное обслуживание. Из Распоряжения Правительства РФ «Об изменениях, которые вносятся в методику определения нормативной потребности субъектов Российской Федерации в объектах социальной инфраструктуры» (от 23.11.2009 N 1767-р) следует, что за сетевую единицу количества библиотек принимаются как самостоятельные библиотеки, так и библиотеки-филиалы, библиотеки поселений, вошедшие в состав культурно-досуговых комплексов (центров). Исходя из этого документа, произошедший на практике раздел библиотечной сети на библиотечную и клубно-библиотечную, на юридически самостоятельные библиотеки и библиотеки – подразделения юридических лиц, не влечет за собой исключения их из сетевого учета на государственном уровне. Но данному документу противоречит Приказ от 15.07.2011 г. № 324 Федеральной службы государственной статистики РФ, согласно которому только юридические лица заполняют формы статистической отчетности, при чем библиотеки, вошедшие в состав КДУ – отчитываются по форме 7-НК.

Налицо абсурдная ситуация: по одному официальному документу библиотека для государства существует, а по другому – ее нет. В результате, у центральной библиотеки субъекта РФ возникла необходимость ведения «двойной бухгалтерии»: одну для государственной статистики, а другую - для себя (т.е. для региона), чтобы знать реальное положение дел в организации обслуживания. В этой непростой ситуации каждый регион выбирал свой вариант. В некоторых регионах стали показывать в государственной статистике одну библиотеку – ЦБС (юридическое лицо), а для региона – к этой единице добавлять библиотеки, которые являются филиалами этой ЦБС. Отсюда объяснительные строки в региональных обзорах о деятельности муниципальных библиотек: «публичных библиотек 8, но с учетом отделов и филиалов 45». Но где-то продолжают учитывать сеть по-старому и в 6-НК попадают все сетевые единицы, в том числе не являющиеся юридическими лицами. Также по-разному осуществляется отражение в госстатистике библиотек, действующих в качестве отделов в структуре КДУ и не обязанных предоставлять свои сведения в ЦБ региона. В каких-то регионах библиотеки, «ушедшие» в КДУ, сразу исключили из сети (Например, Орловская область уже в2006 г. не подавала сведения о таких библиотеках в госстатистику), а в большинстве других, используя свои профессиональные связи, отражали эти библиотеки в 6-НК до появления вышеназванного Приказа и обновленной формы 7-НК. Для многих библиотек статистический отчет в2012 г. стал шоком без терапии.

Предварительные статистические сведения, полученные Российской национальной библиотекой в начале этого года, показывают, что в 2011 году библиотеки сельских поселений особенно активно переводились учредителями в состав других учреждений культуры. По этой причине более чем на 80 % сократилась сеть библиотек в Липецкой области, свыше чем на 50 % - в Ленинградской области, Мордовии, Чувашии, Ненецком автономном округе. От 30 до 40 % от общего количества сетевых единиц перешло в структуры КДУ в Иркутской, Новосибирской, Курганской областях, Забайкальском крае, Карелии, Еврейской автономной области. Как показывает практика последних 5 лет, «на местах координация деятельности библиотеки и клуба заменяется поглощением библиотеки – она становится частью клубной работы в написании сценариев и проведении клубных мероприятий» (Белгородская ГУНБ). Такие библиотеки не отчитываются в форме 7-НК о работе по формированию электронных каталогов и баз данных, по информационному обслуживанию, в том числе удаленных пользователей. Значит, они отнесены государством к бесперспективным, и те задачи, которые решают библиотеки страны, перед ними не стоят.

В относительно благополучной ситуации оказались немногие регионы, где удалось выстроить межмуниципальное сотрудничество и сохранить ЦБС. Полностью или в значительной степени сохранены ЦБС в Амурской, Белгородской, Кемеровской, Оренбургской, Рязанской, Тверской областях, республиках Тыва, Саха (Якутия) и др.  В Рязанской области в Уставы центральных библиотек муниципальных образований вместо понятия «библиотека-филиал» введено новое – «удаленное структурное подразделение центральной библиотеки». Таким образом в регионе нашли  решение одной из острых организационно-управленческих и финансовых проблем (так как  деятельность библиотек-филиалов подлежит налогообложению, и к ним применяются те же нормы, что и для юридических лиц).

В 2011 году в отдельных регионах началось движение по возрождению ЦБС (рецентрализация). Ярким примером стала Республика Татарстан, где  в 2010 г. было 12 ЦБС, а в  2011 – в два раза больше. Кроме того, идет процесс создания небольших библиотечных объединений с ограниченным числом филиалов (от 1 до 5), т.е вместо одной ЦБС организуется несколько библиотечных объединений. Например, в Красноярском крае создано 108 таких объединений, что позволило сократить число библиотек в структуре учреждений клубного типа до 3,2 %, а также число библиотек без правового статуса до 5,4% (в Воронежской области 20% от общего количества муниципальных библиотек числятся в составе сельских администраций).

Многообразие учреждений со статусом юридического лица, в структуры которых вошли библиотеки, характеризует различные региональные подходы к реформированию  культурной сферы. Помимо привычных социально-культурных объединений (комплексов), культурно-досуговых центров и домов культуры библиотеки становятся частью и иных  многопрофильных учреждений, среди них: библиотечно-музейное объединение (Псковская область), информационно-ресурсный центр культуры и архивного дела  (Республика Чувашия),  центр культуры и спорта (Ханты-Мансийский автономный округ) и др. В процессе обретения статуса юридического лица среди учреждений культуры  появились не только библиотеки в структуре КДУ, но и такие интегрированные учреждения культуры, в которых дома культуры действуют на правах структурного подразделения. Такие библиотечно-клубные объединения (центры) созданы в Ленинградской области, Республике Удмуртия и др. Но несмотря на то, что объединения произошли на базе библиотек, последние о своей деятельности отчитываются по форме 7-НК, потому что организации «с универсально-комплексным характером деятельности» отнесены к учреждениям культурно-досугового типа по Общероссийскому Классификатору предприятий и организаций.

Если еще недавно профессионалы констатировали разрыв методических связей между федеральными и центральными региональными библиотеками, то сейчас наметился разрыв между центральной региональной библиотекой и другими библиотеками, находящимися в ведении МК РФ на уровне субъекта РФ. Многие библиотеки, оказавшись в плену иных муниципальных учреждений культуры, выпали из системы общедоступных муниципальных библиотек. Оставшиеся в библиотечной сети разделились на автономные, казенные, бюджетные учреждения. Проблемы взаимодействия в этом правовом «плюрализме» неизбежны. В государственном масштабе после разрушения ЦБС, реформа последних двух лет нанесла еще более сильный удар по механизму сетевого взаимодействия библиотек.

Сегодня как никогда остро обозначилась проблема мониторинга организации библиотечного обслуживания. Он должен налаживаться  системно, – от сельских поселений до уровня всей страны. Прежде всего, региональной власти пора осмыслить трансформации, происходящие в библиотечной сфере, и всячески содействовать центральной библиотеке субъекта РФ в сохранении и развитии сети общедоступных библиотек, в обеспечении методического взаимодействия библиотек в новых условиях, в налаживании государственного статистического учета. Распоряжением Правительства РФ (от 23.11.2009 N 1767-р) определено, что «методическая помощь, оказываемая центральной районной библиотекой, должна распространяться не только на библиотеки городских поселений, получившие статус филиалов, но и на библиотеки сельских поселений, ставшие самостоятельными или вошедшие в состав культурно-досуговых комплексов (центров)». Но в нем ничего не сказано о функциях ЦБ субъектов РФ по отношению к сетевым единицам в структуре КДЦ, поэтому многое нужно решать на региональном уровне.

«Упрочение принципа сетевого развития библиотек» и «восстановление целостности информационно-библиотечного пространства страны» – очень важные слова для библиотечного сообщества. Они сказаны нашими министерскими руководителями в статье «Предварительные итоги статистического наблюдения библиотек Российской Федерации» (Библиотековедение, 2012, № 2) и ко многому обязывают Министерство культуры. Библиотеки страны ждут упорядочения в отраслевой статистике и рекомендаций для руководителей культуры субъектов РФ о том, каким образом содействовать сохранению сети общедоступных муниципальных библиотеки и  выстраивать сетевое взаимодействие в новых условиях.

А пока от катастрофической бедности печали библиотечной сети только множатся. Желание властей постоянно сокращать расходы на организацию библиотечного обслуживания остается вездесущим. Может случиться так, что «оставшиеся в живых» библиотеки будут заниматься только «иной, приносящей доход деятельностью» и самостоятельно обеспечивать свое существование. Но такое будущее библиотек вряд ли устроит обычных людей – наших реальных и потенциальных читателей. Поэтому людям во власти, от которых зависит судьба хотя бы одной библиотеки, важно помнить слова, начертанные на шагреневой коже: «Желай — и желания твои будут исполнены. Однако, соразмеряй свои желания со своею жизнью». В данном случае – с жизнью всей страны. Есть явления, экономия на которых незаметно лишает общество будущего. Общедоступная библиотека принадлежит именно к таким явлениям, именно она  своей  ежедневной работой создает плодоносный слой культуры,  без упрочения которого  Россия вряд ли сможет  достойно ответить на вызовы двадцать первого века.

Автор признателен за глубокий анализ состояния библиотечной сети универсальным научным библиотекам Белгородской, Донской, Костромской, Ленинградской, Оренбургской областей  и Красноярского края, а также всем Библиотекам-участницам Общероссийского Проекта Российской национальной библиотеки «Корпоративная полнотекстовая база данных «Центральные библиотеки субъектов Российской Федерации» (http://clrf.nlr.ru/)

 

Опубликована в журнале «Библиотечное дело», 2012, № 17, с. 28 – 31.